Среда, 15.08.2018, 10:14Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Наш опрос

Какой вид отдыха Вам нравится больше?
Всего ответов: 129

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2010 » Май » 20 » Кит
20:37
Кит
Когда говоришь о приваде на медведя, то в глубине души предполагаешь, что идеальной привадой может быть лишь совершенно неограниченное количество мяса.
Так вот, у нас было это «неограниченное количество»!
В маленькой бухточке возле местечка Сиглан на берег моря был выброшен кит.
Должен отметить, что Охотское море — это не побережье Калифорнии в районе Санта-Барбары, и не Мексиканский залив, где такая лафа встречается сплошь и рядом. Самое первое упоминание о буром медведе Северной Америки (конкретнее, о калифорнийском гризли) связано именно с подобным эпизодом — испанский путешественник в 1602 году обнаружил на побережье залива Монтерей выброшенного кита, которого поедало несколько десятков медведей. Этому эпическому событию посвящена картина, находящаяся в музее натуральной истории Сьерра Невады.
Временами подобные эпизоды случаются на Аляске. И на Чукотке — там мне самому приходилось наблюдать, как семь-восемь мишек в середине лета кормились на выброшенном ките. Медведи были маленькие, а кит — большой; звери прокопали в нем дырки, залезали внутрь и, обмазанные жиром, были похожи на сегодняшних молодых модниц с торчащими короткими волосами.
Кит, угодивший на берег в бухте Воргобьян, был молодым малым полосатиком. «Малым» он назывался сугубо в научном мире, потому что длина его была около 12 метров. Перед тем как прибиться к суше, он немало поскитался по волнам, поэтому, достигнув ее, изрядно пованивал. Виталий Бобыкин, наш егерь, привязал его за хвост толстым фалом, чтобы не уплыл. Привада была готова.
Обойдя кита со всех сторон, я пришел к выводу, что засидку возле него можно сделать лишь в сотне метров. Прямо над китом поднимался крутой склон, частично еще покрытый снегом и оползающий под малейшим движением сапог. В сотне же метров располагалось устье небольшого ручья, на котором, как и положено на Охотском побережье, в летнее время располагалась шайка браконьеров-икропоров. То есть там присутствовали какие-то поверхностные признаки цивилизации — вырубленные железные бочки, остатки палаточного каркаса и пустая тара для закатывания продукции. Немаловажным было и то, что ветер дул сверху вниз по ручью, унося наш запах в море. Впрочем, мне казалось, что близость кита должна была заглушать любые посторонние запахи.
Плохо обстояло дело со звуками. Стоял конец мая. В самом разгаре было снеготаяние, поэтому наш ручей, который в обычное время кулик перепрыгивал, не замочив лапок, с трудом переходился даже в высоких резиновых сапогах. Так как этот поток еще и тек по крупнообломочному курумнику, то грохотал он, как курьерский поезд. Кроме того, постоянно шуршало море.
Мы расположились на «подушке» из прошлогодней травы, расположив на ней захваченные самонадувающиеся коврики, и приготовились к длительной вахте. Темнело. Когда сумерки сгустились до уровня ленинградских белых ночей, сверху, со склона, неожиданно появился крупный медведь. Он деловито вскарабкался на хребет кита и начал, судя по всему, что-то отгрызать от покойника. Тут мне пришло в голову, что мы столкнемся с одной проблемой. Дело в том, что в высоту кит составлял около 150 см, охотский прилив должен был закрывать его почти полностью, прежде чем приподнять на волне. Поэтому, если мы сейчас застрелим медведя, он свалится вниз и утонет, а отлив может вынести его в море. По этой причине мы решили выждать более удобного момента. А он все не наступал. Более того, когда медведь стал уходить с туши, он скрылся за нависающими над берегом кустами и мы потеряли его из виду.
Стемнело совсем. Возле туши появлялись и исчезали медведи. Они мелькали как тени в калейдоскопе, но мы уже не могли ни оценить их вероятных габаритов, ни как следует прицелиться. Неожиданно мы поняли, что одна из темных клякс, долженствующая обозначать зверя, приближается к нам.
— Что будем делать? — практически в голос спросил меня Виктор, когда медведь оказался на расстоянии метров пятидесяти от нас.
— Ничего. Выстрел неверный, поэтому будем стрелять, только если уж он совсем на нас насядет. Но скорее всего он пройдет по берегу, под нами, метрах в двадцати.
Мы намеренно не скрывали голосов, поэтому медведь приостановился. В бинокль было понятно, что это — крупный зверь, с мощным плечевым поясом и широкими лапами. Он покачивал головой из стороны в сторону, как задумчивый аксакал над пиалой чая. Наконец он снова двинулся вперед.
Теперь уже сквозь грохот ручья и плеск морских волн было слышно, как стучит галька под его когтями. Бурый медведь может быть абсолютно бесшумным зверем, но не тогда, когда он чувствует себя в полной безопасности. Кроме того, наглости ему добавляли огромные продовольственные запасы за спиной и возбуждение,  характерное для этих зверей во время гона.  Зверь приблизился к нам метров на пятнадцать, затем стал переворачивать камни и пыхтеть. Судя по всему, он решил поразнообразить диету из ворвани бокоплавами, спрятавшимися в гальке. Останавливало меня только то, что пуля калибра 7.62 не в состоянии обеспечить гарантированную убойность, будучи выпущена лишь приблизительно «по месту», — такие дистанции предполагают хирургически точный выстрел.
Наконец медведь остановился и, видимо, заинтересовавшись возней, принялся всматриваться в наши силуэты. Я ожидал, что он вот-вот кинется в отступ, но неожиданно мишка успокоился и снова занялся своими делами буквально в десяти метрах от нашего становища.
Так продолжалось около четверти часа, потом зверь отошел в сторону еще на полсотни метров и окончательно растворился в темноте.
Все это время один из нас постоянно наблюдал за ситуацией вверх по ручью — дело в том, что там от нас до ближайших кустов было метров семь, и, появись оттуда неожиданный визитер, он бы в две секунды оказался прямо посреди нашей тесной компании.
За ночь медведи еще дважды подходили к нам на критически короткое расстояние, но ни разу не делали попытки подняться на травянистый приступок, возвышавшийся в метре над пляжем. Видимо, в это время там еще было нечего делать.
«Наш медведь» пришел на приваду, когда уже светало. Он подобрался к нам не со стороны кита, а с противоположной части пляжа. Более того, второй охотник, Александр, увидал его, когда он уже выбрался на плечо склона в тридцати метрах. Виктор выстрелил, и зверь сразу же исчез из виду. В первый момент я даже решил, что стрелок промахнулся. Но после того, как мы вышли на пляж, увидели мишку, который стоял на месте в семидесяти метрах вверх по склону, в зарослях каменной березки. Виктор выстрелил еще раз — и зверь завалился набок.
Объединенными усилиями мы скатили медведя вниз. Стрелки снова заняли прежнюю позицию, а я принялся разделывать добычу. Через минут сорок я услышал шаги сверху по склону. Подняв голову, обнаружил стоящего от меня в пяти метрах небольшого мишку, который спустился с горы, чтобы присоединиться к грандиозному пиршеству на берегу.
— И угораздило ж выйти тебе на меня, дурак, — ласково произнес я, подкрепив слова плавным движением дула.
Медведь развернулся прямо посреди глинистого оползня и, пробуксовав когтями в весенней жиже, пулей взлетел вверх по склону…
Михаил КРЕЧМАР
Фото автора
 
Опубликовано в:  "Охота и рыбалка" №5(85) от 18.05.2010
материал с сайта
http://www.gusevhunting.ru/
Просмотров: 458 | Добавил: оберст | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018 |